Вернуться
1 из 20
Просмотрено 1 из 20
Дворянский усадебный портрет. Алябьевы. Урусовы. Мордвиновы.
Дворянский усадебный портрет. Алябьевы. Урусовы. Мордвиновы.
Заголовок
Дворянский усадебный портрет. Алябьевы. Урусовы. Мордвиновы.
Аннотация
1906 год в истории Ростовского музея был ознаменован даром сенатора В. П. Мордвинова. В статье «Ценный вклад в Ростовский музей церковных древностей», опубликованной в «Ярославских губернских ведомостях», отмечалось, что произведения, подаренные Мордвиновым, могли бы стать «украшением для любого музея, даже столичного, и тем драгоценнее они для музея Ростовского». 28 сентября 1906 года на заседании комитета Ростовского музея И. А. Шляковым было вынесено предложение об избрании В. П. Мордвинова Почетным членом музея – «принимая во внимание, как исключительно редкую в наше время отзывчивость доброму делу со стороны жертвователя, проявленную им весьма ценным для исторической науки вкладом в музей». В. П. Мордвинов принадлежал древнему дворянскому роду. В 1859 году после успешного окончания с первой золотой медалью привилегированного учебного заведения для дворян – Императорского училища правоведения, он начал службу в Министерстве юстиции. С 1864 года Владимир Павлович был уже обер-секретарем Святейшего Правительствующего Синода, а в 1883 г. назначен юрисконсультом при обер-прокуроре Святейшего Синода. В. П. Мордвинов закончил свою службу в чине тайного советника – одного из высших гражданских чинов. Владимир Павлович совмещал государственную службу с активной общественной деятельностью и состоял в нескольких ученых обществах: Императорских Русском географическом и археологическом обществах, Императорском обществе любителей древней письменности, Православном Палестинском обществе. Был членом Ярославского церковного православного братства Святителя Димитрия Ростовского. В 1896 году стал членом-учредителем Русского генеалогического общества. В. П. Мордвинов был автором книг и статей, посвященных как юридической, так и исторической церковной тематике. Из них наиболее значительные – «Путеводитель православных поклонников по городу Риму и его окрестностям» (СПб., 1875) и «Православная церковь в Буковине» (СПб., 1874). В. П. Мордвинов был женат на дочери тайного советника Павла Николаевича Зубова и Екатерины Михайловны Зубовой – Марии Павловне Зубовой. Однако брак не был счастливым, и меньше чем через год Мария Павловна покинула мужа. Вскоре брак был расторгнут по указанию Святейшего Синода. К началу 1880-х годов в жизни В. П. Мордвинова на фоне безупречного послужного списка и успешного продвижения по службе – происходит череда драматических и трагических событий. Несчастливый и бездетный брак. Смерть родителей и всех четырех сестер. Браки двух из них – Пелагии и Анастасии – также остались бездетными. В 1882 году умирает его сестра Мария Павловна Мордвинова, которая была выдающейся женщиной своего времени. Она окончила медицинские курсы и стала врачевать в своем имении Ваулове Романов-Борисоглебского уезда Ярославской губернии, доставшемся ей по наследству от матери. У постели ребенка она заразилась дифтеритом и скончалась в Петербурге на 32 году жизни. После смерти Марии Павловны Владимир Павлович становится единственным владельцем всего семейного состояния. В 1890-е годы он, несмотря на тяжелую болезнь (опухоль мозга), занимается приведением в порядок семейного архива и имений, в том числе ярославского. К началу 1903 года им было принято решение подарить Ваулово С.-Петербургскому Иоанновскому монастырю, созданному трудами св. Иоанна Кронштадского. 19 августа 1903 года Вауловское имение по указу Николая II было переименовано в Вауловский Успенский женский скит С.-Петербургского Иоанновского женского монастыря. Через три года необходимость сохранения грандиозного семейного архива, портретов, библиотеки, реликвий древнего дворянского рода заставляет его обратиться в Ростовский музей церковных древностей. Уже в августе 1906 года В. П. Мордвинов передал в дар «в собственность Ростовского Ярославской губернии Музея церковных древностей» всю «движимость, расположенную в доме» в его усадьбе в селе Ваулове. Важно отметить, что все поступившие экспонаты были снабжены подробными описаниями и комментариями дарителя. Портретное собрание музея пополнилось Вауловской портретной галереей. В число произведений входит анонимный портрет 1741 года владельца села – Афанасия Ивановича Алябьева (1676–1755), оставившего по себе долгую память строительством каменной Успенской церкви, около которой и был погребен. На надгробном камне была высечена стихотворная надпись: Сей благочестия бысть хранитель И храмов Божиих строитель, Иже словеса святаго Златоуста исполняше, На церкви имение свое нещадно истрояше. Значительную часть своей жизни Алябьев провел на военной службе, участвовал в Азовском и Нарвском походах. Выйдя в отставку в чине полковника, поселился в Ваулове. Провинциальный живописец, возможно, крепостной, стремился к созданию парадного героического портрета. Грубоватое лицо старого воина дано в эффектном развороте, голова его приподнята, поверх стальной кирасы на плечо накинут красный плащ, развевающийся за спиной. Правой рукой, согнутой в локте, он опирается на эфес шпаги. Произведению присущи явные черты примитива. На другом портрете, написанном девять лет спустя, скорее всего другим художником, изображена его юная дочь Филицата (1735 – не позднее 1782), одетая в нарядное, отделанное парчой, сильно декольтированное красное платье. В правой руке девушки сложенный веер. Поза ее напряжена и скованна. Пространная полуграмотная надпись на обороте холста, сделанная, очевидно, самим художником, сообщает сведения об изображенной: «Патрет гподина полковника Афанасья Ивановича Алябьева дочери ево Филицаты Афанасьевны рождения ея 1735 году генваря 20 … в понедельник в начи в Маскве на Стретенке на дворе Стефана Яковлевича Майкова в приходе Введенiя Пресвятые Богородицы … а оной патретъ писанъ 1750 году августа 10 дня от рождения ея 16 лет». Этому портрету работы художника-провинциала свойственна довольно архаическая для своего времени манера письма. Но ему нельзя отказать в своеобразной выразительности. Больше полутора столетий оба портрета находились в парадном зале усадебного дома, открывая собой семейную галерею – своеобразную родословную, воплощенную средствами живописи. Ф. А. Алябьева была замужем за князем Михаилом Васильевичем Урусовым (? – 1795). После ее смерти принадлежавшая ей часть Ваулова перешла к их младшему сыну князю Владимиру Михайловичу Урусову (1768–1842). Его портрет был создан в 1827 году известным в то время ярославским портретистом Н. Д. Мыльниковым, одним из крупнейших провинциальных художников первой половины XIX века. В усталом, измученном, словно помятом лице немолодого уже князя угадывается нелегкая его судьба – многолетняя не очень удачливая военная и гражданская служба, смерть троих детей в младенчестве, вдовство. Все свое движимое и недвижимое имущество, в том числе усадьбу Ваулово, Урусов завещал своей незаконнорожденной дочери Анне Владимировне Мордвиновой и ее матери, московской купчихе Анне Гордеевне Комаровой, вольноотпущенной крепостной его крестьянке «в награждение за их <...> попечение и доказанную преданность». Несомненную историческую ценность имеют портреты бывших владельцев другой части села Ваулова: действительного тайного советника, главного директора Межевой канцелярии сенатора Александра Васильевича Алябьева, а также его сына и «непосредственного приемника по владению частью вауловского поместья, известного своими музыкальными романсами и песнями» композитора Александра Александровича Алябьева. Портрет А. В. Алябьева – «фотографический, раскрашенный масляными красками, снимок» с хранящегося «в Музее Горного Института подлинного портрета, в бытность Александра Васильевича Алябьева президентом Берг-Коллегии и Директором Горного Училища». Этот портрет был исполнен по заказу В. П. Мордвинова в 1890 году. Портрет Александра Александровича Алябьева так же «фотографический, в увеличенном размере, снимок с печатного портрета, приложенного к изданному в 1859 г. Ю. Грессером в Москве собранию музыкальных произведений автора всем известного романса «Соловей». 2 мая 1908 года Владимир Павлович Мордвинов скончался и был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. 12 мая 1908 года в комитет Ростовского музея поступило заявление А. А. Титова: «Сенатор Владимир Павлович Мордвинов при личном со мной свидании в марте сего 1908 г., заявил мне, что все свое недвижимое имущество, находящееся в его Вауловском доме, в Романо-Борисоглебском уезде Ярославской губ., а равно все рукописи, бумаги и несколько портретов, хранящиеся в его квартире в С.-Петербурге (Знаменская д. № 9), он по духовному завещанию отказывает Ростовскому музея церковных древностей <…>. Доводя о сем до сведения Комитета Ростовского музея, прошу о вышеизложенном уведомить г. Председателя комитета, начальника Ярославской губернии, а имя жертвователя Владимира Павловича Мордвинова занести в Синодик, имеющийся при кремлевских церквях». По духовному завещанию В. П. Мордвинова в музей поступили хранящиеся в его петербургском доме на ул. Знаменской картины, книги, рукописи, иконы и портреты представителей рода Мордвиновых. Дворяне Мордвиновы владели землями в Новоладожском уезде С.-Петербургской губернии с конца XVII века. Усадьба Мордвиновых Нижняя Усть-Кумбита (с 1851 г. село Павловское) располагалась на правом берегу Паши напротив храма Рождества Христова. Старинный портрет прадеда дарителя, отставного капитана Якова Яковлевича Мордвинова (1729–1799) – типичный для Екатерининской эпохи дворянский портрет, изображающий важного старика в парике, красном, отделанном кружевом камзоле – работа художника второй половины XVIII века В. С. Мезенцева. Сейчас известны и другие его произведения, хранящиеся в Ростовском музее и Государственном музее А. С. Пушкина в Москве. Мордвинов был незаурядной личностью, с пятнадцатилетнего возраста в течение 28 лет служил в русской армии, участвовал в Семилетней войне. Он был владельцем значительной коллекции рукописных повестей и романов XVIII века, которая тогда же попала в музей. Занимаясь обработкой семейного архива, В. П. Мордвинов опубликовал записки Я. Я. Мордвинова – «Журнал о походах в Соловки и на Валаам остров» (СПб., 1888). Записки эти составителем словарной статьи в словаре Брокгауза и Эфрона, посвященной Я. Я. Мордвинову, были названы «интересными в бытовом отношении, а так же как материал для топографии Олонецкого и Архангельского краев». На втором портрете, исполненном художником В. С. Мезенцевым в технике пастели, изображен Марк Емельянович Мордвинов (1750–1807) – артиллерии капитан, впоследствии надворный советник, помещик усадьбы Верхняя Усть-Кумбита Новоладожского уезда. Он был женат вторым браком на дочери Якова Яковлевича Мордвинова – вдове Евдокии Яковлевне Ушаковой. Среди поступлений и портрет ее первого мужа – Ивана Михайловича Ушакова (? – 1792), исполненный также в технике пастели. Портрет отца дарителя – жандармского полковника Павла Ивановича Мордвинова (1806–1868) – принадлежит кисти учившегося во Франции шведского художника Карла-Петера Мазера (1708–1884), который жил и работал в России с 1837 по 1850-е годы. В это время им были созданы многочисленные графические и живописные произведения, в том числе портрет А. С. Пушкина 1839 года (музей-квартира А. С. Пушкина на Мойке), цикл изображений ссыльных декабристов, созданный во время поездки художника в Сибирь. Возможно, в Сибири написан и портрет П. И. Мордвинова, поскольку с 1837 года он служил штаб-офицером в Тобольской губернии. Не исключено также, что встреча его с художником произошла в Ярославле, где Мазер в 1841 году, за год до написания портрета, давал уроки рисования. Также в 1909 году в музей поступили портреты сестры Я. Я. Мордвинова – Акилины Яковлевны Ланской; деда дарителя коллежского асессора Ивана Яковлевича Мордвинова; портреты сестер Владимира Павловича – Анастасии Павловны и Марии Павловны, исполненные фотографом Классеном в С.-Петербурге в 1891 году с портретов 1854 года кисти академика А. А. Васильева. В числе портретов, поступивших по духовному завещанию, и портрет самого дарителя – В. П. Мордвинова, кисти академика И. Меллера. Вновь поступившие экспонаты, в том числе и портреты, были выставлены в Садовой башне кремля. Об этом А. А. Титов писал И. А. Шлякову: «Многоуважаемый Иван Александрович! Прошу Вас все картины Мордвинова поместить в Садовой башне. Там будет светлее, а главное все будет сосредоточено в одном месте. Большие картины можно устроить над шкафами». Впоследствии, несмотря на драматичные страницы истории музея в XX веке, собрание Мордвинова, за небольшими исключениями, было сохранено.
Авторы
Т. В. Колбасова — зав. картинной галереей ГМЗ «Ростовский кремль»
Дата публикации
Иконы с датами, подписями, надписями из собрания музея-заповедника «Ростовский кремль»